04:59 

на западном фронте без перемен

самолетик бумажный
Это не книга, нет, это жизнь. Реальность о которой хочется никогда не узнать. Реальность от которой хочется бежать, уносится и никогда ее не видеть. Это история о военных. О человеке который в свои 18 лет видел лишь школьный класс и войну. О человеке который никогда больше не сможет стать как все. Он военный, его лишили светлой надежды. У него есть лишь пулимет, и желание жить, хотя бы до следующего налета.

Война сделала нас никчемными людьми.
Мы больше не молодежь. Мы уже не собираемся брать жизнь с бою. Мы беглецы. Мы бежим от самих себя. От своей жизни. Нам было восемнадцать лет, и мы только еще начинали любить мир и жизнь; нам пришлось стрелять по ним. Первый же разорвавшийся снаряд попал в наше сердце. Мы отрезаны от разумной деятельности, от человеческих стремлений, от прогресса. Мы больше не верим в них. Мы верим в войну.


Эта книга немецкого писатели, приоткрывает дверь к осознанию того что не все немцы жаждали убивать. Не все они, как и наши, хотели войны. Хотя наверное на войне и нет никаких наших и не наших. На войне есть лишь верхушки, которые не могут решить между собой какие то споры. И изза них страдают люди.

Настало седое утро; когда мы вступали на фронт, было еще лето, и нас было сто пятьдесят человек. Сейчас мы зябнем, на дворе осень, шуршат листья, в воздух устало вспархивают голоса: «Первый-второй-третий-четвертый…» На тридцать втором перекличка умолкает. Молчание длится долго, наконец голос ротного прерывает его вопросом: «Больше никого?» Он выжидает, затем говорит тихо: «Повзводно… — но обрывает себя и лишь с трудом заканчивает: — Вторая рота… — и через силу: — Вторая рота — шагом марш! Идти вольно!»
Навстречу утру бредет лишь одна колонна по двое, всего лишь одна коротенькая колонна.
Тридцать два человека.


Эта книга заставила меня полюбить всю военную классику. Заставила перечитать все школьные книги. Заставила по новой понять жизнь человека, ценности и смысл. Книга заставила меня полюбить жизнь, какой бы она не была. А так же книга заставила меня ненавидеть многих людей, которые обманывают ветеранов, которые разграмливают могилы. Я бы ввел Ремарка в школьную программу. Жаль правда это не в моих силах.

URL
   

vision of the past

главная